предыдущая следующая

 «Хочется жить»


5 апреля 2019

НАТАЛЬЯ АГАФОНОВА

Премьера нового документального фильма Андрея Кутилы «Summa» – призера престижного кинофестиваля IDFA (Голландия, Амстердам) – прошла с аншлагом в комфортном зале Falcon Club Бутик Кино при поддержке Польского института в Минске.

Это экранное полотно Андрей Кутило «ткал» почти пять лет. Немыслимая, увы, для сегодняшнего белорусского кинематографа медлительность.

Польский Леонардо – так иногда величают Анджея Струмилло – сотворил мир, где природа, искусство и человек обрели странное равновесие. Возможно оттого, что cам этот человек – глубокий старик (художнику 90 лет), и его путь – уже вне Суеты. А, возможно, наоборот, у Анджея не притуплен аромат жизни (помните, как у Кесьлевского – аромат начала осени и ее финала), не «заросли» магические тропы творчества, не опустела душа… Так или иначе фильм «Summa»,словно музыкальная фермата, передает длительность проживания, покаоно не растает, не испарится во Времени и Пространстве.

Анджей Струмилло построил большой дом на берегу реки, наполнил его теплом – древесины, света, трапезы. В окнах – даль, тишь, умиротворенность. Рядом и вокруг – семья: лошади скубут траву, неотступно сопровождает хозяина седая собака, урчит на руках черный кот… Все мирно, привычно, неспешно. Все завороженно-идиллично.

Однако на самом деле пространство вокруг дома – сложное: со «складками», «разрывами», «ступенями». И со многими входами: на подворье, в дом, в комнаты... И в небольшую галерею, где на белых одеждах каменных стен застыли живописные полотна Анджея Струмиллы. Они не случайно отделены, скрыты в своего рода келье. По духу, тональности и экспрессии картины противостоят гармонии окружающего художника мира. В этой лаконичной, острой по пластике и мрачной по колориту живописи замер крик, отчаяние, беспомощность человека, который «хочет взлететь да не может».

Такая нежданная, контрастная, даже апокалипсическая «сердцевина» общего спокойного универсума Анджея Струмиллы приоткрыта режиссером дважды. Сначала через созерцание в отсутствие художника. Потом с его «комментарием» вне слов – жутковатым завыванием. Что же проговаривает художник? Вопрос – не для поиска ответа, а для «осязания» мысли.

Впрочем, фильм «Summa» – не экранный портрет Анджея Струмиллы и не байопик. Хотя и биография героя, и его талант, и его натура подталкивали авторов (соавтор сценария Татьяна Бембель) к традиционным жанровым клише. Но Андрей Кутило – мастер именно кино, то есть повествования изображением и звуком, где слово оттеснено на периферию. Его фильм назвала бы визуальной полифонией. Здесь соединяются многие «голоса» в немоте валунов, всплесках реки, шепоте дороги… Здесь рассказывают лица, глаза, картины… Здесь «звучит» удивительный «баритон» могучего высохшего дерева, которое родом из позапрошлого века. Оно как будто серебрится напоследок, продирая узловатыми ветвями незримый воздушный флёр. А вокруг пологими изгибами застыл безлюдный ландшафт.

И в этом звучащем изображении (оператор Андрей Кутило) то попеременно, то одновременно вьются тонкими негромкими ручейками два соло – «мужчины и женщины». Они – драматургическая и смысловая опора фильма, название которого «Summa», кажется, точно соответствует классической формуле «1+1». И суть вовсе не в элементарном правиле сложения, а в красоте графической симметрии.

Она (Мария) – олицетворение молодости (начала). Он – воплощение финального аккорда масштабной симфонии жизни. Что-то неуловимо-трепетное притягивает их друг к другу. Что-то близкое к аполлонической уравновешенности, которую режиссер и создает в фильме – его ритме, темпе, композиции. В его утонченном символико-метафорическом обобщении.

Анджей Струмилло (с его-то жизненным и творческим багажом) не увязает в воспоминаниях, не наставляет, не мудрствует. Мария не спешит, не суетится. Они оба естественны и спокойны. Даже тогда, когда Анджей вспоминает о жене. Точнее – размышляет о ее таланте и жертвоприношении.

Совершенно не важно – сидят ли герои напротив друг друга за обеденным столом в молчаливой трапезе. Или располагаются рядом на ступеньке крыльца за общей беседой, или, наоборот, отдаляются, погружаясь в себя. Грани и границы столь прозрачны, столь призрачны… Равно как тихая кульминация фильма – глубокий недолгий кадр «купание коня». Он (Анджей) смотрит из окна дома вдаль на хрупкий силуэт Марии, которая привела его четырех лошадей на выгул к реке. Этот кадр и есть тот волшебный плюс, создающий сумму по законам поэзии.

 

В эфемерную смысловую ткань фильма также «вшиты» сны. Сначала Мария рассказывает о сне-зове сюда – в мир Анджея. Потом Анджей толкует свои сновидения-полеты. Режиссер нанизывает сон на смысловую нить фильма как важный символ затирания различия между реальным и бессознательным, указывая на зыбкость разделительной грани в этом дуэте мужчины и женщины, старости и молодости, увядания и расцвета. Точно так незаметно в фильме весна перетекает в лето, а потом в осень. Также пространство храма сливается с галереей в мире, построенном Анджеем Струмиллой, а колкая каллиграфия заключительных титров фильма, начертанных его же рукой, – с экраном.

«Summa» Андрея Кутилы – новелла о первой (возможно, единственной) встрече. История начинается с приезда Марии и заканчивается ее отъездом. Обрамляющие вступительные и завершающие эпизоды смыкаются аркой, возвращая Анджея в привычное проживание.

Это кинопроизведение, где границы кадра отсекают весь контекст, так или иначе сопряженный с фактической реальностью. Андрей Кутило не документирует ее, но творит свою. Здесь все внутри, в экране – в сплетеньях изображения и звука, в речитативах глаз, в великодушном молчании лошадей и собаки…

В фильме «Summa» пластика изображения еще более отточена, чем в предыдущих картинах оператора-режиссера. Но удивительная мера деликатности по отношению к предкамерной реальности – все та же. И все то же безупречное чувство ритма.

Однако картина – не шаг на месте, не просто шлифовка мастерства. Здесь Андрей Кутило достигает высоты авторского сомоопределения – того редкого качества, когда узнаваемым становится почерк, когда персонифицируется стиль.

У Андрея Кутилы традиционный прием документалистики (наблюдение) перестает быть самодовлеющим. Как интуитивный художник, режиссер дирижирует собственным наблюдением за реальностью в согласовании с льющейся драматургической формой. Картина возникает не на монтажном столе из выборки отснятого материала, а гораздо раньше – еще в ходе съемки. Филигранный оператор и тонкий режиссер соединились в одном лице.

Смотреть фильм «Summa», словно наблюдать, как ткется орнамент, полнота, цельность и коды которого проявляются после сеанса.

Смотреть фильм «Summa», словно слушать сарабанду – величественную и суровую, галантную и печальную.

 Документальный «Оскар» за фильм «Summa» – у белорусского кинорежиссера Андрея Кутилы.


форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг