предыдущая следующая

Нет объяснения у чуда

6 мая 2020

ЛЮДМИЛА САЕНКОВА

К 80-летию кинорежиссера Валерия Рубинчика

Чудом было все – он сам и все, что он создавал. Похоже, мы так до конца и не поняли, кто был рядом с нами. Сначала тогда, когда Валерий Рубинчик, пройдя через свои мытарства , все-таки решил уехать в Москву, став одним из самых авторитетних мастеров ВГИКа. А потом сдержанно отреагировали на то, когда он ушел навсегда. Можно сказать, что Валерий Рубинчик – один из ярчайших бриллиантов в короне белорусского искусства. А можно сказать, что это была отдельная, ни на что непохожая планета в том пространстве, которое некогда называлось «национальное белорусское кино». Он создавал на этой планете уникальный мир, в котором было свое время, образы, своя атмосфера, свой особый ритм, некая магическая текучесть, от которой было не оторваться.

Его фильмы – это тонкое соединение реального и мистического, житейского и волшебного, бытового и фантастического, где грань между одним и другим была абсолютно незаметна. Он первый вывел белорусское кино на международный уровень, заслужено получив мировое признание. Хотя сам в это до конца не верил. Он был тем автором, который создал свой уникальный киноязык, которого прежде не было в нашем кино. Профессионалы знают, что это вещь невероятно сложная и приравнивается к настоящему открытию. В каждой его картине было нечто неуловимо притягательное, от чего невозможно было оторваться и тем более забыть. Его фильмы никогда не надоедают, их хочется пересматривать, всякий раз испытывая минуты настоящей радости от встречи с Мастером.

Когда говорят «Валерий Рубинчик», то чаще всего вспоминают «Дикую охоту короля Стаха» – образец талантливой экранизации. Сохранив почти все, что было у В. Короткевича, режисер не скопировал литературный источник, а сделал свое кино. Оно у него было не о мистификациях и кознях врагов, не о тотальном страхе, а о способности человека победить страх внутри себя. Он сам был тот человек, в котором всегда чувствовалась внутренняя сила. Для белорусского кино это было невиданной смелостью в фильме о войне соединить напряженную драму, сказочный мотив путешествия и изысканную лирику. «Венок сонетов» – чистейший образец кинопоэзии, «озвученный» голосом Беллы Ахмадулиной. Несмотря на откровенный поэтический флер в этом фильме все равно ощущалась атмосфера достоверности и документальности. Только это был документ не фактов, а состояния, не событий, а эмоциональных переживаний.

Если бы у Рубинчика был только один его ранний фильм «Могила льва», то и с ним бы он вошел в историю. По сути, это было первое киноповествование о страсти, чувственная сила которой передавалась через невероятной красоты пластику, костюмы, жесты. Рубинчик и здесь отошел от привычных стандартов. Главным героем был не столько Машека, сколько трагическая любовь, связавшая в тугой узел Машеку, его невесту и угнетателя-князя. Он стал бы признанным, будь у него только один «Красный агитатор Трофим Глушков» или «Гамлет Щигровского уезда» – первый фильм о человеке, не находящем себя в реальной жизни. Эта тема была открыта задолго до «Полетов во сне и наяву». Точно так же он стал бы классиком, будь у него только «Культпоход в театр» или «Кино про кино». Ему самому ближе был его «Оступник»: «Это про меня». Но именно этот фильм у нас менее всего известен.

17 апреля ему исполнилось бы 80. Кажется, как беспечно так рано обрывать талант. У него наверняка еще были бы фильмы, ученики. Он наверняка приехал бы в Минск. И вот тогда, кажется, мы начали бы по-новому открывать Мастера. А, может, это только кажется…Но все равно: пусть бы это время вернулось И пусть бы оно длилось…

С оператором Юрием Елховым во время работы над фильмом «Отступник». «Это фильм про меня!» говорил режиссер.

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг