предыдущая следующая

Лакуны, заторы и рифы «Летописи»

5 апреля 2019

НАТАЛЬЯ АГАФОНОВА

В комфортном просмотровом зале Национальной киностудии прошел традиционный отчет «Летописи». Были показаны десять документальных фильмов, снятых за 2018 год. Говорить о тенденциях рискованно. О кризисе – банально. О творчестве – уместно?

Три кинофильма из десятка заслуживают размышления. Мало это или много? Как известно, – зависит от ракурса: то ли наполовину пусто, то ли наполовину полно.

Взгляд сверху: принижающий

Спасибо аннотации, в которой разъяснено про «Generation play» (автор сценария и режиссер Игорь Чищеня, 26 мин.). Оказывается, в фильме две сюжетные линии. Одна представляет компанию 4I LAB, другая – курсы IT-технологий в Минском Дворце детей и молодежи. Соотношу с броскими визуальными акцентами, распыленными в экранном пространстве и смахивающими на продакт-плейсмент (скрытая реклама).

ПервыйVRHealth / «виртуальная реальность и здоровье» введен в фильм куцым репортажем с презентации соответствующего проекта компании 4I LAB.

Второй – Drunk or Dead / «пьяный или мертвый» навязчиво маячит в кадре красной надписью на постере, майках, бейсболках.

Один клик в Google, и выясняется, что это название новой игры в шлеме виртуальной реальности, разработанной все той же 4I LAB. Цитирую с сокращениями: «Цель игрока (человека в шлеме) – выжить в зомби-апокалипсисе. Это можно сделать лишь поглощая алкоголь и стреляя. Главная проблема – баланс: не выпить слишком много (утрачивается резкость и трудно целиться) и не выпить слишком мало (будешь поражен смертельным вирусом, и игра закончится)».

В фильме действительно чередуются интервью главы компании 4I LAB и упражнения подростков у компьютеров и на лужайке. Успешный айтишник задается резонным вопросом: «Почему игра может завладеть временем человека?» Ответа, правда, ни он, ни автор фильма не дает. Впрочем, в кадре однажды мелькает слово «error» (одно из значений – ошибка, рассогласование). Возможно, это знак, соединяющий два условно-сюжетных пунктира?

Экранный продукт «Generation play» не стоит такого многострочья. Достаточно недоуменного пожатия плечами… Если бы не...

Тема «айтишники» не навязывалась сверху – кинопроект предложил Игорь Чищеня и получил карт-бланш. Ожидалось, что автор – представитель того самого generation – проведет зрителя через «боковую дверь» в это наглухо закрытую сферу. Но режиссер, увы, потоптался у парадного входа.

Разработка сверхсложной, чувствительной проблемы социальной адаптации детей с особенностями развития прогнозировалась в «Инклюзии» (автор сценария и режиссер Александра Маркова, 26 мин.). Автор фильма выкладывает в параллели сюжетные линии, которые не контрастируют и не оттеняют друг друга. Одна и та же точка зрения (толерантность) представляется через школьных педагогов и семейные истории, точнее – через серию интервью, снятых формально («говорящие головы»).

Иногда родители признаются в сокровенном: об эмоциональном выгорании, о неопределенности жизни их особенных детей уже после школы… Эти крупицы – главное в фильме. Они и должны были бы стать импульсом к трудному нетривиальному размышлению.

Сама тема включенности в нашу повседневность людей с особенностями развития или инвалидностью не нова. Она уже актуализирована документалистами – «Особый театр. В поисках счастья», «Ребенок и дельфин» Евы-Катерины Маховой, «Сила Мотыльков» Романа Романова, «Твой ближний» Николая Князева, «Наши дети» Галины Адамович. Пришла пора проникать вглубь и находить способы выражения в кино эксклюзивного внутреннего мира такого особенного человека.

Плетение сюжета из линий, нитей и ответвлений – умение тонкое. Но построение ясного экранного рассказа – мастерство профессиональное.

Фильм «Большое путешествие князя Николая Христофора Радзивилла Сиротки» (авторы сценария Анжелика Новикова, Юрий Тимофеев, режиссер Юрий Тимофеев, 52 мин.) развертывает повествовательное полотно, которое растягивается и в географические дали, и в исторические. Однако нарративная пластика разнородна. Многие голоса («Сиротка», его дальний потомок Мацей Радзивилл, ксендз Фарного костела в Несвиже, ученые из Литвы…) не создают эффект полифонизма: то нагромождаются, то выбиваются в стороны.

Фильм напоминает гигантский пазл, в котором зияют лакуны. Полностью закамуфлировать их аттракционными элементами (мумии; вспоротые или наоборот – утопающие в окружении скульптур – саркофаги) не получается. Как не получается втолкнуть в один сюжет три темы, три жанра – фильм-путешествие, фильм-расследование, фильм – родовой портрет.

Не выстраивается внятная история и в «Лехайм! За жизнь!» (авторы сценария Тамара Вершицкая, Ирина Волох, режиссер Ирина Волох, 39 мин.). Хотя в основе – неординарные события, связанные с побегом евреев из Новогрудского гетто и подрывной деятельностью партизанского отряда Тувии Бельского во время гитлеровской оккупации.

Рассказ ведется через «удвоенную» экскурсию: местные подростки слушают историю еврейского сопротивления из уст краеведа Тамары Вершицкой. Маршрутом воспоминаний проходят также потомки узников Новогрудского гетто, приехавшие из США и Израиля. Такой прием расщепления повествования надвое требует адекватной волновой драматургии, чтобы избежать тавтологии и усилить эмоциональное напряжение.

Режиссер выбрала формулу докудрамы, и эпизоды-реконструкции вписаны в экранное пространство аккуратно. Однако их тщательный кинематографизм, изобразительная «гладкость» диссонируют с формальными репортажными съемками (оператор Александр Власов). Композиции, светонаполнение, цвет в документальных кадрах создают впечатление любительского («домашнего») видео, в данном случае неуместного.

«Земляк» (авторы сценария Игорь Осинский, Анатолий Алай, режиссер Анатолий Алай, 39 мин.) – попытка рассказать о космонавте Олеге Новицком, родившемся в Червене. Первая половина фильма строится на противопоставлении земного и космического. Родительский дом, мать, одноклассники олицетворяют «земное притяжение». Космический корабль, звезды – «невесомость» частного, конкретного, личного.

Главный герой – неразговорчив. И это естественно: он – персона с грифом «секретно» (как любой космонавт). Поэтому космическая тема в устах Олега Новицкого дозирована общеизвестными фактами. А вот «опустить его на землю», развернув к родному дому в ходе интервью, задача для режиссера, хотя и непростая, но для документального кино (и зрителя) необходимая. Примерно с середины фильм распадается на затянутые репортажи. Монументально-торжественная стилистика вытесняет своим пафосом и «скромное обаяние» человека, и «невыносимую легкость» космонавтики.

«УНОВИС» (автор сценария Владимир Мороз, режиссер Евгений Сетько, 52 мин.) – долгая кинолекция о «витебском периоде» Казимира Малевича и «утвердителях нового искусства», сплотившихся вокруг него. Режиссер нарядил фильм в костюм докудрамы. Оператор Никита Пинигин профессионально справился со съемкой постановочных сцен и документальной частью (комментарии исследователей авангарда, панорамы Витебска). Помнится, в исходной версии сценария был заявлен неординарный сюжетный ход – через геометрические фигуры, символизирующие уновистов. Малевич, естественно, ассоциировался с квадратом. К сожалению, Евгений Сетько не стал воплощать эту идею в фильме, а двинулся протоптанной тропой просветителя. Хотя сам материал подталкивает к эксперименту на новом (для белорусской кинодокументалистки) поле – анимадок. И рассказ в такой форме более притягателен для сегодняшнего зрителя-школьника, зрителя-студента.

Полная версия – в «НЭ» № 2, 2019.


форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг