предыдущая следующая

К радости через испытания

10 февраля 2020

ЛЮДМИЛА САЕНКОВА

Слоган «Лістапада»-2019 – «К радости» – в какой-то мере подчеркивает приверженность традициям великого Ингмара Бергмана – автора одноименного фильма. Радость как образ «неземного пламени», метафора вечной энергии, которая «двигает колеса вечных мировых часов» имеет свою художественную традицию, воплотившуюся сначала в знаменитой оде Шиллера, потом в бессмертных музыкальных творениях Бетховена, Шуберта, Чайковского. И слова, и звуки Оды – романтическое воззвание об объединении «всех разрозненных враждой», о мечте выйти к счастью и благоденствию. Однако в поэтических строках есть и образ того мира, где только и возможно обретение радости как знака жизни бесконечной. «Там, над звездною страной, Бог, в любви пресуществленный!», «Путь ее в надзвездный край, где Неведомый витает», «Мир! Ты видишь Божество? Выше звезд ищи Его; в небесах Его селенья». Радость – не столько состояние, сколько путь, который никому не удавалось пройти без своей доли испытаний. Радость – понятие не абсолютное. Дихотомию радость-боль, потеря-обретение, отчаяние-счастье и показал Бергман в своем фильме. Его герои проходят через душевные мытарства, разочарования, потрясения, разлады, смерти, чтобы выйти к своим «звездам» – обретению своего собственного горнего мира.

К радости через страдания, к согласию через преодоления – об этом были фильмы нынешнего «лістападнага» киногода. Все нюансы «радостной» темы раскрывались в сюжетах самых разных фильмов (конкурсных, внеконкурсных, игровых, документальных, анимационных, зарубежных и национальных), тем или иным образом отражающих семейные коллизии, перипетии непростых, а порой и весьма драматичных взаимоотношений отцов и детей.

«…от мысленного волка звероуловлен буду»

Новый фильм Валерии Гай Германики «Мысленный волк» называют лучшим фильмом российского киногода (на нынешнем «Лістападзе» был удостоен диплома жюри «За расширение границ визуального искусства кино»). Сценарий к фильму написал постоянный соавтор А. Сокурова Юрий Арабов, что само по себе – интрига. Сценарии этого мастера настолько многослойны, многообразны, что для одних представляют сущую головоломку, для других – интеллектуальные шарады, для третьих – утонченное авторское высказывание о том, что называется «сущностные проблемы бытия». Мистика арабовских сценариев состоит в том, что они не подлежат какой-либо обработке, усовершенствованию. В них невозможно поменять структуру, переставить части. Режиссеры, работавшие с ним, признавались: как только они пытались что-либо изменить, вся сценарная основа разрушалась. Так все было и на «Мысленном волке». Поразительны совпадения. Ю.Арабов писал о том, что близко ему. А Германика признавалась, что все заложенные смыслы и подсмыслы – это лично ее. К тому же Валерия, будучи человеком талантливым в разных сферах творчества, еще до сценария Арабова сняла клип, где вместе с группой «Смысловые галлюцинации» исполнила песню на свои слова «Мысленный волк».

Это фильм-обманка, фильм-кентавр, одна часть которого – зримая простота, другая – зашифрованные смыслы. Это фильм – почти графическое единство вертикали и горизонтали, средоточием которого является человек. За физической реальностью просматриваются очертания метафизической ирреальности, в напряженную канву триллера вкраплены сюжетные основания семейной драмы, сквозь расставленные языческие фишки угадывается поиск того Бога, который и есть Любовь. Здесь от бытового до бытийственного рукой подать, как от сумрачного леса до единственного покосившегося домика в хуторе с красноречивым названием Небылое. Только дорога вроде бы и не длинная, а на преодоление ее уходит почти вся ночь, вроде бы и прямая, а затеряться можно. Совсем так, как это происходит у матери (Юлия Высоцкая, у которой эта роль – одна из самых лучших) с дочерью (Елизавета Климова), которые бредут сквозь влажную мглу, незаметно переходящую то в стылую зиму, то в промозглую осень. Мать и дочь и разговаривают, и выясняют отношения, и укоряют друг друга, и неожиданно пропадают, и вновь находятся, и вновь то ли ссорятся, то ли договариваются. В зримой метафоре леса угадывается Данте: «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу, утратив правый путь во тьме долины». Это о матери и дочери. В лесу живут волки. И волк тут, совсем рядом. И это тоже о матери и дочери, одиноких и боящихся, не любящих, ищущих, но не могущих найти. Но это и о нас, таких и не таких, но тоже подверженных страхам, нелюбви, одиночеству, депрессии, отчаянию.

«Мысленный волк» – значит воображаемый, представляемый, то, что внутри нас живет вместе с нашими страхами, самообманами, претензиями, желаниями. Как сказала режиссер, «мысленный волк – это яма внутри человека». Яма, которая, по ее мнению, должна заполниться богопоиском. Сама Германика прошла свой путь от съемок порно-фильмов, поскольку хотела снискать лавры Тинто Брасса, до ведущей на православном телеканале «Спас». «Мысленный волк» – о пути, который может проделать каждый из нас. О пути к себе, ближнему, Богу. «Мысленный волк» – это образ из молитвы святого Иоанна Златоуста: «…и да не на мнозе удаляяйся общения Твоего, от мысленнаго волка звероуловлен буду. Тем же молюся Тебе: яко един сый Свят, Владыко». Строчка из молитвы – указание того пути.

Дорога в Небылое дана именно для этого. Дочь, которая приехала вместе с ребенком просить мать продать неказистый домишко, чтобы получить хоть какие-то деньги, возвращается ни с чем. Уезжает от затерянного в сумрачных лесах места как будто в обычной электричке. А электричка постепенно стала больше напоминать всадника Апокалипсиса, мчащегося сквозь горящий лес, готового на бешеной скорости взмыть от пламенеющего пространства к небесам. Данный в эпилоге проезд поезда совершенно естественно рифмуется с прологом, где все действия даны как бы в обратном порядке: эксгумация, нетленные мощи, отпевание в церкви, омовение, воскресение, поселение в райской обители. В этом метафизическом пространстве две кроткие, молчаливые женщины в пурпурно-красном – мать и дочь – принимают у себя новопреставленного воскресшего. «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века…» – молитвенный Символ Веры обрел зримую ясность, визуальную четкость. Чтобы воскреснуть – надо умереть; чтобы обрести – надо потерять; чтобы обрести покой – надо преодолеть «ловушки».

(………………………)

Трудно сказать, что имеет особую первостепенность в кино. Порой это и не сюжет, и не тема, и не драматургия, и не визуальные эффекты. Иногда это легкое «дуновение» как будто из ниоткуда, когда каждый маленький уголок кадра пульсирует, втягивает, завораживает, останавливает внимание, заставляет работать ассоциации, рефлексировать, включает все позитивные эмоции. «Summa» также соткан из невидимых нитей проникновенного внимания к среде, тонкого, предельно вдумчивого отношения к герою, философского восприятия реальности, где доминирует понимание всего как взаимосвязанного, нерасторжимого целого. Портрет польского художника на склоне лет преображается в глубокое эссе о простоте, уникальности, естественной сущности всего и вся. Это творение молодого автора насыщено светлой печалью, мелодией нежности, чувством просветленности, сердечной мудростью.

Редкий случай, когда в разных конкурсных номинациях участвуют сразу два фильма автора, каждый из которых становится событием. В конкурсе документального кино его же фильм «Стриптиз и война» был отмечен Специальным призом жюри. Трудно предположить, что за несколько фривольным названием скрывается глубокое размышление о взаимоотношениях поколений, о сути ценностей в разных временах и в разных социальных системах, о терпимости, душевной щедрости и любви. Той самой, которая «долготерпит»,«не раздражается», «все переносит». Сюжет о жизни в обычной минской квартире деда-подполковника авиации в отставке, верного советским ценностям, и внука- мастера эротического танца, поменявшего профессию инженера на тот вид занятий, который доставляет удовольствие и приносит ощутимый заработок, постепенно переходит в другое измерение: авторское размышление о непредсказуемых поворотах времени; о том, чтобы, несмотря ни на какие превратности судьбы, создавать, а не разрушать, сохранять, а не уничтожать.

Наверное, это и есть главный смысл и фестивальных фильмов, и фестивального слогана.

Полная версия – в «НЭ» № 1, 2020

1.    Сборная белорусского кинематографа в канун «Лiстапада»: телепродюсер Сергей Катьер, кинорежиссер Галина Адамович, председатель Белорусской гильдии кинокритиков Игорь Авдеев, директор студии «Летопись» Оксана Эйхарт.


2.     Специальный приз Президента Республики Беларусь «За сохранение и развитие традиций духовности в киноискусстве» классику польского кино Кшиштофу Занусси вручил вице-премьер Беларуси Игорь Петришенко.


3.     Традиционное селфи на «Лiстападзе»: белорусские актеры Зоя Антонова, Татьяна Чердынцева, Александр Кашперов, Татьяна Ружавская.


форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг