предыдущая следующая

И ЭТО ВСЕ О НАС

10 февраля 2020

НАТАЛЬЯ АГАФОНОВА

Программа Национального конкурса «Лістапад-2019» оказалась яркой в опции «документалистика», любопытной в части «игровое кино» и традиционной в секции «анимация». Поразмыслю только о нескольких фильмах – ключевых «спикерах» нашего белорусского «самостоянья» 2019 года.

Чистое кино

Речь не о феномене «чистого кино», которое отстаивали режиссеры-авангардисты в 1920-е, а ровно наоборот – о грамотном, профессиональном фильммейкинге.

Кинокартина «ІІ» (сцен. Влада Сенькова и Александр Лесько, реж. Влада Сенькова, ИИТО ЮНЕСКО, «Арт корпорейшн», 2019) была представлена публике вне конкурсной программы «Лістапада». Фильм очевидно претендовал на лидерство среди белорусских соискателей фестивальной награды, но по этическому регламенту («Арт корпорейшн» – организатор «Лістапада») полноправным участником стать не мог.

Действующие лица – одноклассники-выпускники, их учителя и родители. Главное трио персонажей составляют рассудительная Настя (Алина Юхневич), ее взрывная подружка (Илария Шашко), затюканный Саша (Алексей Вайнилович). Сюжетные перипетии в фильме – словно игра в карамболь, где «биток» (шар, по которому нанесен удар) – это Настя, опекающая своих приятелей.

Влада Сенькова взращивает конфликт искусными изломами драматургической линии, но сохраняя лаконизм экранного повествования. Торжествующая в кульминации Нетерпимость к Другому завершается спокойным «обезболивающим» итоговым кадром.

Напряженности, смятенности чувствам добавляет зыбкая камера (оператор Антон Люмо), догоняющая героев на виражах их спешных перемещений.

Аллегорический звуко-зрительный резонанс (например, надсадный стук мерно вбиваемых свай отождествлен с натянутым нервом ожидания) вздыбливает пики эмоционального напряжения.

На старте работы автор была ограничена множественными условиями: герои – школьники, ВИЧ как центральная проблема (соответственно, пропаганда средств защиты и тестирования), короткий метр (4 съемочных дня). Влада Сенькова сбила все эти «красные флажки», рассказав полноценную драматическую историю (61 минута), которая «вызревает» в авторитарно-архаичной школьной среде.

Аудиовизуальной пластикой, без единого слова, режиссер образно решает сцену потрясения Насти, когда та обнаруживает, что вич-инфицирована. Подчеркну – Влада Сенькова, выполняя задачу по промоушену новейшего средства анализа на СПИД, находит впечатляющее художественное решение.

Так же и с названием фильма: «II» – это тревожный, но не безнадежный знак (две полоски как свидетели ВИЧ).

Влада Сенькова создала выразительный фильм, будучи «связанной» многочисленными условиями – финансовыми, договорными и просто организационными. В Беларуси очень тяжело получить разрешение на съемку из-за перестраховки чиновников. Однако продюсер Николай Лавренюк смог обеспечить ряд необходимых локаций (минская Гимназия №19, РНПЦ Отоларингологии, кинотеатр «Беларусь» и др.) и добавить два (II) дня для завершения съемок.

Чистое искусство

Шедевр поэтико-метафизического документализма «Summa» Андрея Кутилы (FilmStudioEverest, 2018) был удостоен главного приза жюри во главе со всемирно известным режиссером Кшиштофом Занусси. Но еще до того картина коронована на IDFAи обвита аксамитом из многочисленных рецензий, где сказано все – о визуальной пластике, о невесомости нарратива, о космосе смыслов…

В этой же орбите – полноценное художественное произведение – игровой короткометражный фильм Алексея Полуяна «Возера радасці» (FilmgruppeNUR, 2019). Сюжет отталкивается от одного из эпизодов одноименного романа Виктора Мартиновича.

После смерти матери девятилетняя Яся (Настя Пляц) остается в доме за старшую: готовит еду, стирает, нянчит годовалого брата. Но девочке следует учиться, а значит – освободиться от несвоевременных хлопот. Отец, постоянно занятый на тяжелой работе, определяет дочь в интернат и… растворяется в собственной нелегкой жизни. Не дождавшись обещанной встречи и обеспокоенная «судьбой забвения» других воспитанников, Яся отправляется домой. Девочка попадает на свадьбу отца. Его новая избранница (Светлана Аникей) добра и внимательна: мать – брату и жена – отцу. И на этот раз Яся уходит сама. Незаметно и навсегда.

Драматический жизненный узел Яси режиссер преобразует в «беларускі космас». И делает это, видимо, интуитивно: «Ментальна я абсалютна беларус і беларусам сябе пачуваю».

Фильм «Возера радасці» – не только история сиротства, но иносказание о вечной болевой проблеме белоруса, выраженной в идиоме «птушкі без гнёздаў».

Утрата дома-«гнезда» – нередкий лёсавызначальны поворот в экзистенции белоруса. Его рок и его смирение, утопленное в молчании. Знаковость Молчания в фильме – и ментальная характеристика белоруса, и базовое слагаемое экранного нарратива Алексея Полуяна. Герои редко обмениваются фразами – гораздо отчетливее «высказываются» их лица.

Важная символико-метафорическая оболочка фильма «Возера радасці» – безвременье. «Я нават пытаў аўдыторыю ў розных краінах: што гэта за час, на вашу думку? … У Клермон-Феране, напрыклад, казалі, што гэта 1960-я. На французскім тэлебачанні, здаецца, рабілі здагадку пра канец 1950-х. У Амерыцы прапанавалі, што 1930-я. Немцы і іспанцы вылучалі версіі пра 1980-я, грэкі – пра 1990-я…»[1]. Застрявший хронос (как можно определить пространственно-временной континуум фильма) для Беларуси – это не отставание от общего цивилизационного продвижения. Это – ментальный якорь.

От эпизода к эпизоду режиссер строит рассказ по принципу секвенции: каждое событие – новая ступень лестницы-повествования. Эпизод-событие красноречив не действием, но означиванием сути произошедшего. В этом – уникальность кинематографической речи, которой мастерски владеет Алексей Полуян.

Режиссер профессионально точно воплощает на экране аутентизм (в самом широком смысле) – белорусский язык, типажи (в частности, приглашение на роли подростков из интерната), этноштрихи (важный фактор для европейской дистрибуции фильма). Алексей Полуян аккуратно вплетает в свой экранный рассказ и скорбную песнь соседки (Татьяна Мархель), и свадебный обычай испытания физической силы жениха (Игорь Сигов), и… книгу Василя Быкова.

Эмоциональная отстраненность, присущая фильму, также отражает наш белорусский дух: сдержанность и «закрытость». А само название картины – парадоксальную суть «тутэйшай радасці».

Полная версия – в «НЭ» № 1, 2020 

1.    Авторитетное жюри Национального конкурса: кинорежиссер Ольга Дашук (Беларусь), классик европейского кино Кшиштоф Занусси (Польша), продюсер Фредди Ульссон (Швеция).

2.    Абсолютный «чемпион» «Лicтапада» – кинорежиссер Андрей Кутило получает заслуженную награду. 

[1]Амяльковіч Д.Аляксей Палуян: “Менш ёсць больш” // Культура. №44 – 02-09.11.2019

 


форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг