предыдущая следующая

ГЕННАДИЙ ГАРБУК. «ЧЕЛОВЕКУ СВОЙСТВЕННО СТРЕМЛЕНИЕ К СВЕТУ, ДОБРУ И КРАСОТЕ»

21 марта 2018
НЕЛЛИ КРИВОШЕЕВА

Геннадий Гарбук – один из самых титулованных белорусских актеров. Лауреат Государственных премий СССР и Беларуси, лауреат Специальной премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение», народный артист Беларуси, актер, вошедший в сознание народа как яркий представитель национальной актерской школы. Он снимался не только на «Беларусьфильме», но и на «Мосфильме», «Ленфильме», на Свердловской киностудии, объездил всю родную Беларусь, Россию – от Иркутска до Смоленска…

Мастер жил на сцене 59 лет, 55 из которых – в Национальном театре имени Я. Купалы. В кино – с 1971-го. Геннадий Михайлович – история белорусского театра, кино и телевидения второй половины ХХ столетия и начала ХХI века…

Сегодня хочется вспомнить встречи и разговоры с Геннадием Михайловичем за долгие годы нашего общения.

 – Геннадий Михайлович, помните ли вы свой первый съемочный день и вообще, первую встречу с кинематографом?

– Со школьных лет походы в кино проходили у меня под страхом наказания. Мое детство совпало с показом трофейных картин: «Тарзан», «Индийская гробница», «Сети шпионажа», «Кармен». Детей на них, естественно, не пускали. Мой старший брат (разница у нас два года) писал для киномеханика афиши. После окончания 7-го класса он уехал из Ушачей на Витебщине, маленького городка, откуда я родом, а мне передал права художника. Я писал афиши и за это имел возможность прятаться в клубе и смотреть все подряд… С этого начинался для меня и театр, и кино… Но в самодеятельности с первого класса пел, танцевал, с 7-го – руководил школьным хором, драмкружком… «Поставил» даже спектакль «Русские люди», с которым выступали в ближайших деревнях… Артист! О другой профессии даже не думал.

Многие считают, что я впервые появился на телеэкране в «Людях на болоте». Да, моим крестным отцом был телережиссер Александр Гуткович. А профессиональные съемки начались с его телеспектакля «Третье поколение». Тогда на съемочной площадке я понял, что такое отдельные эпизоды, крупные планы. А потом были «Писаревы именины» К. Черного и «Ткачи» по Гауптману с замечательным режиссером Виктором Карпиловым. Мне повезло: и телевизионную, и киношколу я проходил у настоящих мастеров.

После съемок я почувствовал и силу, и выигрышность кинематографа. И когда Гуткович снимал телеспектакль «Люди на болоте», где играли почти те же актеры, что и в спектакле нашего Купаловского театра, на площадке было уже спокойнее.

– У вас счастливый актерский путь?

– Грех жаловаться, но путь мой не был усеян розами. В Купаловском театре меня хотели выставить на конкурс – это значит, уволить за профнепригодность. А Л. Г. Рахленко предложил сыграть Зелкина («Хто смяецца апошнiм» Кондрата Крапивы). И появился режиссер Александр Гуткович с предложением сыграть Василя в телеспектакле «Люди на болоте» по роману Ивана Мележа, и этим кардинально изменил мою актерскую судьбу.

– Для вас ВасильДятлик – роль в судьбе?

– Когда я после института работал в Витебске в Театре имени Я. Коласа, наш патриарх сцены Тимофей Николаевич Сергейчик сказал: «И счастье, и несчастье, когда в молодые годы – большая роль и сразу большая удача. Потом, что бы ты ни делал, зрители видят в тебе прежде всего любимого героя». Я это понял после спектакля «Люди на болоте». После этого прошло много лет, а на съемках фильма «Люди на болоте», который снимал Виктор Туров и в котором я играл отца Ганны Чернушку, все, кто был занят в массовке, называли меня Василем. Хотя я все время стремился преодолеть этот стереотип.

– Вспоминаю, как народная артистка СССР Любовь Сергеевна Соколова, рассказывая о совместной с вами работе, говорила, что образ белоруса для нее – Геннадий Гарбук: деликатный, интеллигентный, скромный, юморной труженик.

– С Любовью Соколовой мы снимались в фильме «Во бору брусника», играли мужа и жену. Незабываемы съемки в Торжке, в Крыму, в Подмосковье. Она была удивительная актриса, родная душа. Все время читала глубокие, пронзительные стихи своего погибшего сына.

– Но ведь в целом, по жизни, вам везло…

– Да. Мне везло на великую литературу. Но ведь и она требовала соответствия материалу и автору. Везло, что в моей жизни были «периоды» Янки Купалы и Якуба Коласа, Ивана Мележа и Ивана Чигринова, Кондрата Крапивы и Алексея Дударева. Подарком судьбы принимаю долгую дружбу с Владимиром Короткевичем. Очень его люблю. Это тот случай, когда невозможно сказать «любил».

 

Полная версия – в «НЭ» № 2, 2018.

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг