предыдущая следующая

«ДРУЗЕЙ МОИХ ПРЕКРАСНЫЕ ЧЕРТЫ…»

21 марта 2018
Памяти народного артиста Беларуси Геннадия Михайловича Гарбука (24.07.1934 – 07.02.2018)

ТАТЬЯНА ОРЛОВА

Тяжело говорить про друзей сразу же по остывающим следам. Гарбук прожил жизнь с чьей-то точки зрения грешную, за что был наказан одиночеством. Ничего исправить уже не успел, хотя честно попытался. Зато в творчестве – жизнь прекрасную, яркую, какой искренне позавидуешь.

Ему не раз приходилось умирать в кино и на сцене. Заканчивалась выдуманная драматургом история. Он менял костюм и возвращался в жизнь. Сейчас уже не снимешь грим…

Мы дружили со студенческих лет. Учились параллельно: я на журналистике, он на театральном. У нас были общие студенческие вечера, танцы, компании. Его учителем был мой отец, Дмитрий Алексеевич Орлов. Гарбук всегда был вхож в наш дом. Во всех интервью он этим очень гордился и называл Орлова своим вторым отцом. Эти, почти семейные, отношения позволяли нам говорить откровенно обо всем, что думаешь. Он не обижался, не возражал, не спорил – только замолкал, если был не согласен.

Я написала о нем множество статей, не пропустив ни одной роли в театре. В кино видела не все. Так получилось, что в кино он сыграл намного больше, чем в театре. В России даже больше, чем в Беларуси.

Я просматриваю фильмографию Геннадия Гарбука и, к сожалению, не обнаруживаю среди его ролей какого-то разнообразия. Всегда простые мужики в домотканых рубахах. И это при наличии мощного актерского темперамента, органичности поведения, естественности чувств и Бог знает каких еще разнообразнейших актерских качеств!

– А что ты хочешь? – возражал мне Гарбук, – В моей характеристике о окончании Театрального института педагогом было написано: «Жанрист. Актер на роли национальных героев бытового плана».

Приговор? Намек на определенную ограниченность возможностей? Наверное, не так. Просто точное определение сильной беспроигрышной стороны творческого дарования. Мечтал, конечно, работать над текстами Чехова, Толстого, Достоевского, Шекспира… Зато был уникален в материале Янки Купалы, Якуба Коласа, Ивана Мележа, Ивана Шамякина, Василя Быкова, Алексея Дударева.

Короля Лира сыграл не на своей Купаловской сцене, а в РТБД. Был собственной работой не очень доволен. Про себя, шутя, говорил: «У меня вечные полешуки – «люди на болоте», молодые, старые. Сначала Василь Дятлик в телеспектакле, потом он же в Купаловском театре, потом Тимох Чернушка в фильме Виктора Турова. Звезной ролью стал Петрок в «Знаке беды» Михаила Пташука.

Геннадий Михайлович всегда был внимателен к слову, его смысловому звучанию, много читал. К нему довольно быстро приходило озарение, он легко схватывал характерность героя, увлекался им, но если чувствовал, что это не самое верное решение, мог резко изменить внешний рисунок роли. Пример – «Черный замок Ольшанский».

Он очень гордился ролью Лопотухи. Впервые тогда, в 1983 году встретился с Михаилом Пташуком. Все главные роли в фильме, естественно, были отданы московским актерам. В крохотных эпизодах – свои, белорусские.

Немой юродивый мужичонка Лопотуха – единственный свидетель трагических событий в замке времен войны. В первой серии три молчаливых появления, во второй – побольше. Режиссер полностью доверился актеру, и тот создал шедевр. В последней сцене «Замка…» его Лопотуха переживает момент возвращения памяти и, возможно, способности говорить. Лицо его светлеет, глаза оживают, он бежит по бескрайнему полю, среди сложенных снопов. Тут его и догоняет вражеская пуля. Глаза Гарбука забыть невозможно. Этой ролью белорус ворвался в советское кино, а там и заговорили о «Беларусьфильме». На мой взгляд, таким же шедевром-эпизодом стала роль деда-вещуна в малоизвестном, довольно странном фильме Юрия Шевчука «Духов день».

В театральных и киноролях Геннадия Гарбука всегда увлекало противостояние несправедливости. Возможно, поэтому он многие годы буквально «болел» образом реального человека Василя Талаша, перечитывая «Дрыгву» Якуба Коласа, мечтая самому заняться режиссурой и подбивая знакомых режиссеров поставить спектакль или фильм о Талаше. Мечта осуществилась в 2012 году, когда на экраны вышла четырехсерийная картина Сергея Шульги «Талаш», последняя значительная в жизни актера. Критики фильм ругали. У Гарбука уже были большие проблемы с ногами. Пришлось режиссеру и оператору делать большие скидки на возраст и болезни. Гена горевал, что его звездное время упущено, но все равно съемки были для него счастьем.

На своем веку он сыграл всяких белорусских мужиков: чудаковатых, хитрых, дурковатых, въедливых, загадочных. А вот открыто героические характеры не попадались. Для Талаша актеру понадобились совсем другие, непривычные краски. Следовало искать мотивировки, почему семидесятилетний старик возглавил сопротивление и пользовался непререкаемым авторитетом у соотечественников. Исторических личностей он до того не играл. Появились новые командные нотки в голосе, не свойственные артисту. Появилась скупость жестов, неторопливость и краткость в речах. Все без ложной многозначительности в речах. Блестяще сыграна сцена, когда Талаш узнает, что его сынишка убит. Он падает без сознания. И в сцене с женой не произносит ни слова, только слеза будет долго катиться по морщинистой щеке.

В 2004 году на Площади Победы возле Вечного огня шло празднования 60-летия освобождения Минска. Геннадий Гарбук вышел в простеньком пиджаке с орденами и медалями, как рядовой великой войны. Он спел самую горькую, пронзительную песню «Враги сожгли родную хату». Позже по ней сняли с его участием клип.

Пел он всегда хорошо. Свое восьмидесятилетие решил отметить песенным концертом. Пел на Купаловской сцене под аккомпанемент живого маленького оркестра. Смелое решение для юбилея и так называемого «третьего возраста». Все так же шутливо признавался:

– Люблю песни моей молодости, ностальгические, романсы, песни о войне. Наверное, публика вообще не представляет меня без деревенского ватника, холщовой рубахи и партизанских сапог. А всегда хочется чем-то удивить. И я надел фрак.

Свою первую статью о Гарбуке в трудном для него 1966 году я закончила так:

«Набираю номер телефона.

– Здравствуй, Гена.

– Здравствуй, Таня.

– Какие у тебя новые роли?

На том конце провода молчание».

Теперь уже так будет всегда. Молчание…

Прощай, Гарбук…

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг