предыдущая следующая

Анастасия Гудей. Наблюдение

14 августа 2019

ЕЛЕНА ДАВЫДОВА

Нетипичная, нестандартная, непредсказуемая… Все с частицей «не». Но позвольте! А как же талант, красота, обаяние? Разумеется, этого артистке армейского театра Анастасии Гудей не занимать. Но даже такие замечательные качества почему-то мало влияют на ее судьбу и творческую биографию. Впрочем, и сама актриса, похоже, не ищет легких путей.

Все дети немножко актеры, все любят в кого-то играть. С возрастом обычно это проходит, но только не у тех, кто выбрал эту профессию. В старших классах Настя уже наверняка знала, что будет поступать в Академию искусств. Училась увлеченно, да и школа была необычная – театральная.

– Не все так просто! Сначала меня отдали в школу с математическим уклоном. Но не потому, что я хорошо считаю. Для меня, абсолютного гуманитария, математика – сущий ад. Просто папа там работал преподавателем по классу баяна и меня возил с собой – от парка Челюскинцев в Малиновку. И так семь лет. А потом я подросла и перешла в театральную школу. Там началась совсем другая жизнь. Нам преподавали актриса Купаловского театра Евгения Кульбачная, артисты РТБД Александр Марченко, Денис Паршин, Максим Пониматченко. Учиться было очень интересно. И ни я, ни родные не сомневались, что актерская профессия – мое будущее.

Родители Анастасии – тоже люди искусства. Мама – кандидат искусствоведения, долгое время работала в Университете культуры. Папа был известным музыкантом, лауреатом международных конкурсов, играл в ансамбле баянистов «Трио-Минск».

– Наверное, было бы логично и мне профессионально заняться музыкой. Слух, голос у меня есть, музыкальную школу по классу фортепиано окончила, пела в хоре. Но все-таки это было не совсем мое. Тяжело давался инструмент, не нравилось сольфеджио. Да и пропускать приходилось часто из-за накладок в расписании. После общеобразовательных уроков в театральной школе были занятия по речи, движению, актерскому мастерству. В это же время я должна была играть, петь или разбирать этюд... Из-за прогулов педагоги меня не любили, а хоровик даже поставила семерку, единственную в дипломе. Но мне было уже все равно. Поскорее бы сдать экзамены и полностью посвятить себя любимому делу! А диплом, кстати, пригодился: много где интересуются, есть ли у меня музыкальное образование. С гордостью отвечаю: есть!


Странно, что такой красивой девушке, разносторонней, целеустремленной, талантливой, которая в любой творческий вуз должна входить без стука, судьба уготовила столько испытаний.

– В тот год, когда я поступала, набирали музыкальный курс. Туда приходили девочки из «Глинки», с поставленными голосами. У меня голос не поставлен. Для драматической актрисы этого достаточно, а для артистки музыкального театра, конечно, нет: не тот диапазон, недостаточная широта звука. Но мама меня уговорила попробовать, и я попробовала. Не поступила. На следующий год курс набирала Зоя Валентиновна Белохвостик. Не попала я и к ней. Между поступлениями работала и чем только ни занималась! И промоутером была, и мерчендайзером, и в зоопарке за животными ухаживала… Конечно, ездила в Москву, Питер – там тоже сдавала экзамены. Где-то провалилась, где-то проходила, но на платное… И снова возвращалась в БГАИ.

И вот, в третий раз забросила Анастасия «невод», и принес он… заветные десять баллов. Профессор Лидия Алексеевна Монакова сумела разглядеть в настойчивой абитуриентке ее глубинную суть и приняла на свой курс.

– Хотя сомнения насчет меня у комиссии были. Я пришла подавленной, опустошенной, не верящей в свои силы, без прежнего напора и драйва. И победа была для меня уже не так сладка. О «десятке» на вступительном экзамене я сообщила остальным абитуриентам так, будто мне поставили «два». Все удивились: мало кто знал, что я поступаю уже в третий раз… А материал у меня был нестандартный! Профессионалы советовали взять то, что поможет мне чем-то запомниться. Все ведь читают классику, потому что классика заведомо не ширпотреб, это признанная литература, соответствующая определенным канонам. Рекомендовали даже библейские тексты! Никто же не скажет, что Библия – это плохая литература. Но я решила взять современную российскую драматургию: Сергей Калужанов, Василий Сигарев… Басню выбрала достаточно смешную, не затертую до дыр. Классику я тоже читала, военную прозу, но находила неизбитые фрагменты. Из «А зори здесь тихие…» все брали Камелькову, а я читала Лизу Бричкину. Она и подходила мне больше по нутру, и история ее тронула: первая любовь, последние минуты…

Опытный актер, который помогал Насте готовиться к поступлению в вуз, заметил: «Тебя сложно увидеть сразу, нужно время». А времени у творцов всегда мало. Потому основное, чему учатся работники сцены и экрана – произвести впечатление. Иначе как пройти кастинг, показать себя на кинопробах? Возможно, потому что Анастасия Гудей серьезно и вдумчиво подходит ко всему – к роли, отношениям, теме разговора – то и саму ее воспринимают отнюдь не мгновенно. Зато в этой актрисе, раскрывающейся постепенно, как бутон, невозможно разочароваться. А это куда более ценно, чем мимолетное восхищение.

 Полная версия – в «НЭ» № 7, 2019.

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг